ОДИН УЧАСТОК, ОДНА ШАХТА, ОДИН КОЛЛЕКТИВ – СУДЬБА ДЛИНОЮ В 30 ЛЕТ ПечатьE-mail
25.08.2021 11:34


В канун профессиональногопраздника Дня шахтера мы взяли интервью у человека, который без году 30 лет работает на шахте «Благодатная». Более половины трудовой деятельности он – активный профсоюзный лидер, член профкома шахты, председатель участкового комитета профсоюза. Стало интересно узнать, что переживает человек, который большую часть своей жизни посвятил работе на шахте, которую на его глазах закрывают.

Знакомьтесь - Владимир Николаевич Чурилин,помощникначальника участка шахтного транспорта шахты «Благодатная».

В 1975 году его родители переехали на место жительства в Павлоград. Поселились в микрорайоне Сосновка. Через три года Володя пошел в первый класс 14-й восьмилетней школы. Учился хорошо, поэтому без труда по окончании школы поступил в Павлоградский машиностроительный техникум на факультет КШП (ковочно-штамповочное производство). Но после службы в рядах Вооруженных Сил решил, что будет шахтером.

С тех пор прошло 29 лет, но Владимир ни разу не пожалел о принятом решении. Начинал свой шахтерский путь с горнорабочего участка внутришахтного транспорта на шахте «Благодатная». Через время в Павлоградском техникуме набирали группу для переквалификации тех, кто уже имеет специальное образование. Отучившись 1 год и 7 месяцев, Владимир Чурилин получил диплом подземного электромеханика. Учился без отрыва от производства, так и остался работать на ВШТ, только уже в статусе горного мастера. Потом была работа подземного диспетчера, затем - помощника начальника участка шахтного транспорта по путевому хозяйству, в должности которого он пребывает и по сей день.

В сфере его деятельности - управление всем путевым хозяйством шахты «Благодатная». Контроль за состоянием рельсового пути, безаварийной доставкой людей, материалов, оборудования непосредственно к рабочему месту.

- Это было большое хозяйство, - вспоминает Владимир Николаевич. – 200 человек работали на участке ВШТ – машинисты электровоза, подземные электрослесари, подземные горнорабочие, длинномерщики (специалисты, которые под клетью опускали в шахту негабаритные рельсы и другие негабаритные материалы). В хорошие времена в шахте было больше 20 км откатки, только горнорабочих на ВШТ было 50 человек – 4 бригады. Когда участок поверхности нам передали, работало свыше 250 человек.

А потом все меньше и меньше. Уменьшалась добыча, уменьшались поля, все ближе к стволу, соответственно и людей меньше.

- Владимир Николаевич, какое чувство испытываете? 29 лет, которые Вы посвятили работе на шахте, – это большая часть Вашей жизни…

- 29 лет отработал на «Благодатной». Конечно, когда шахта закрывается, сердце болит. Знаете как, когда заряжали последнюю лаву, думаешь – все, это последняя. Когда демонтировали последнюю лаву, трудно осознавать, что это уже всё, шахта без будущего. Это тяжело, после стольких лет работы.

Сейчас, когда шахта закрылась, здесь остались рабочие по погашению горных выработок, рабочие по доставке длинномеров, материалов на шахту им. Героев космоса, с которой мы сбились. Есть пути, которые надо обслуживать, надо держать в порядке, по которым разгружается соседняя шахта. И когда на Героев космоса монтировали лаву, через шахту «Благодатная» возили секции, другие мысли приходили мне в голову: О-о-о! Значит наша шахта еще нужна, еще может для чего-то послужить!

Мы же одни из первых закрываемся. Что будет, как – никто конкретно не знает. Надо же откачивать воду – куда, как? Понятно, что люди, насосы, вентиляция и т.п. - будет задействована вся схема. Просто думаешь, а что будет в дальнейшем? Эти мысли не добавляют оптимизма.

Куда люди будут уходить? Рабочих подземных специальностей всех трудоустраивают, но вот, например, рукоятчицы искали место по другим шахтам, потому что на Героев есть свои специалисты. Надо переучиваться. Кто уходит на пенсию, кто рассчитывается, не доработав несколько лет до пенсии.

- Вам когда-нибудь приходило в голову, что Вы станете свидетелем закрытия родной шахты?

- Когда только устраивался на работу, думал, так это еще сколько работать и работать до пенсии. А сейчас - бах и всё! – шахта закрывается. Не укладывается пока ни в голове, ни в сердце. Никто не ожидал из моих товарищей, что доживем до такого времени, что на наших глазах будет шахта закрываться. Все ходят поникшие, говорят – как дальше? Ладно те, что успели доработать до пенсии, а молодежь? Ведь был один трудовой коллектив, а что теперь?

- А какой у вас был коллектив?

- На шахте «Благодатная» коллектив – из самых лучших. Я могу громко и честно заявить, что такого коллектива, как на «Благодатной», больше нет нигде. У нас каждый человек – друг, товарищ и брат. И это не высокие слова. Каждый поможет везде и во всем, любая сложность решается всеми вместе, сообща. Никогда не было такого: это твое - занимайся сам. Всегда все вместе, дружно. Ведь не зря говорят, что совместная работа, совместное решение трудностей сближает людей. Коллектив нашего участка, как часть общего трудового коллектива, тоже соответствует всем этим качествам. Думаю, что название шахты играет большую роль – Божья благодать всегда над нами!

- Кто-то из Ваших детей выбрал путь шахтера?

Мой сын Сергей стал шахтером, пошел работать на шахту «Благодатная» сразу после школы. Сейчас работает грозом 6-го участка на шахте им. Героев космоса. Сегодня моему внуку Артему, сыну Сергея, исполнился 1 год. Не факт, что к тому времени, когда он вырастет, у него будет возможность и желание продолжить нашу династию.

- Какие у Вас планы? Доработаете до 30-летнего стажа? Ведь шахта еще будет нуждаться в таких специалистах как Вы.

- Я решил заканчивать трудовую деятельность. Еще месяц-два и наш участок перейдет на шахту им. Героев космоса. Но уже без меня.

- Чем займетесь?

- У меня мама в Сосновке живет, в собственном доме, работы там хватает. Она всю жизнь проработала дояркой, а отец ветеринаром в совхозе «Шахтер». Его, к сожалению, уже нет в живых, так что маме моя помощь будет очень кстати.

- Что хотите пожелать коллегам в преддверии Дня шахтера?

- В преддверии нашего профессионального праздника хочу пожелать всем шахтерам крепчайшего здоровья и достойной оплаты их тяжелого и опасного труда. Также желаю всем жителям нашего региона, чтобы Западный Донбасс не был уничтожен, а развивался дальше. Наша миссия – всех и каждого – сберечь наш Западный Донбасс!

Конечно, необходимо, чтобы власть в нашем государстве повернулась лицом к угольной отрасли. Ведь нашей стране без угля пока что не обойтись, невозможно перейти только на один вид тепловой энергии.

По последним данным, все наши ТЭС работают с колес. Запасов угля нет, хватает только на 2-3 дня. Если в мае прошлого года мы простаивали, потому что был избыток угля и не знали, куда его девать, то в этом году весь уголь идет с колес. И новый министр уже говорит об импорте угля в случае необходимости. Я одного не пойму – если не хватает своего угля в стране, зачем закрывать шахты? Может стоит, наоборот, вкладывать в развитие шахт, в разработку новых полей. Ведь уголь в Западном Донбассе есть, и профессионалы здесь достойные!


Елена ТКАЧ, Фото автора